Турецкие шахматы: кто определяет правила игры?
Турецкие шахматы: кто определяет правила игры?
07.07.2016 / Аналитика
Версия для печати

Первые признаки «потепления» российско-турецких отношений, которые проявились после извинений президента Эрдогана за сбитый самолет ВКС Су-24, вызвали не только возвращение российского туризма на берега Анталии и Кемера, но и новые «громкие» заявления со стороны Анкары.

Так, 4 июля турецкие СМИ распространили сенсационное заявление главы внешнеполитического ведомства страны Мевлюта Чавушоглу о том, что Россия могла бы использовать авиабазу Инджирлик для борьбы с боевиками т.н. «Исламского государства». Более того, по его словам, он даже обсудил этот вопрос с главой МИД России Сергеем Лавровым «на полях» саммита Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), который прошел 1 июля.

«Мы сошлись во мнении по этому вопросу. Анкара готова оказать поддержку всем врагам ИГИЛ и предоставить базу Инджирлик для тех, кто готов бороться с террористами"», - заявил глава турецкого МИДа.

Но не успела Москва даже отреагировать на предложение о том, что Анкара, готовая чуть ли не завтра принять на аэродроме российские самолеты, дала «задний ход», а сам Чавушоглу объяснил, что его «неправильно поняли».

Однако за тот небольшой промежуток времени, который прошел между двумя заявлениями, никаких официальных обращений в Москву по поводу сотрудничества в борьбе против террористов ИГИЛ из Анкары не поступало. Об этом сообщил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

По мнению президента организации «Информационная цивилизация - XXI век» Александра Костюхина, такие противоречивые заявления сложно назвать «дружескими». А «чисто гипотетическое» появление российской авиации на военной базе Инджирлинк, по его словам,  -  лишь элемент «политического реверанса» Анкары в адрес Москвы.

«Считаю, что размещение российских ВКС на авиабазе абсолютно бесперспективно. Более того, предлагая нам Инджирлик, Анкара заведомо лукавила  - ведь она здесь вовсе не хозяин положения. Формально база принадлежит ВВС США и находится в «совместном использовании» с турецкими ВВС и НАТО. Поэтому Анкара при всем желании не может предоставить  эту базу Москве. Но мы не попались на эту уловку».

Однако, отвечая на вопрос, могли бы Россия и США совместно использовать авиабазу для борьбы с международным терроризмом, Костюхин исключил эту возможность. «Во-первых, возникнет масса чисто технических сложностей  - к примеру, при взлете и посадке самолетов. У наших пилотов и у летчиков стран НАТО разные стандарты, команды, аппаратура. И едва ли кто-то примет новые правила игры. У ВКС существует своя база  - Хмеймим, откуда  наши ВКС даже на тактическом уровне контролируют  практически весь Ближний Восток, включая Турцию», - отметил эксперт.

Схожего мнения придерживается также военный эксперт, полковник запаса, заведующий кафедрой политологии и социологии Российского Экономического Университета им. Г.В. Плеханова Андрей Кошкин. «Опыт ведения боевых действий против боевиков так называемого «Исламского государства» силами ВКС России показал, что мы прекрасно справлялись, используя свою инфраструктуру для нанесения ударов, - отметил Кошкин. - Помимо базы Хмеймим, есть еще возможность использования палубной авиации с «Адмирала Кузнецова». Как видите, мы показываем свою мощь и свои возможности»,  - заключил эксперт.

Еще одно мнение высказал директор Центра востоковедных иссследований международных отношений и публичной дипломатииВладимир Аватков. По его словам, сегодня самыми сложными вопросами в российско-турецких отношениях являются геополитика и безопасность. «Анкара начала чувствовать, что она здесь просто упускает момент и начала активно восстанавливать свои отношения с Россией, Израилем и, судя по всему, в ближайшее время начнет это делать и с Египтом. Если Турция, к тому же, предоставит свои инфраструктурные объекты в виде базы Инджирлик для борьбы с ИГИЛ, то будет интересно посмотреть, как это воспримут США. Возможно, это заявление было сделано Чавушоглу именно для этого», - предположил Аватков.

Таким образом, Россия едва ли в обозримом будущем сможет использовать авиабазу Инджирлик в Турции для борьбы с ИГИЛ. Несмотря на ряд разногласий с Вашингтоном из-за поддержки Соединенными Штатами курдов в Сирии, Анкара все-таки связана союзническими отношениями в рамках НАТО. Поэтому Эрдоган вынужден соблюдать осторожность, и резкого разворота в сторону Москвы от него ожидать не стоит, особенно накануне саммита альянса, когда пропагандистская риторика сильна со всех сторон.

Ситуация вокруг базы в очередной раз говорит о том, что для Вашингтона, который по-прежнему определяет военную политику блока, сдерживание России гораздо важнее решения действительно серьезных проблем. Их список очень внушителен. Это международный терроризм, массовая преступность, экстремизм, транснациональная преступность, распространение технологий производства оружия массового поражения. Достойные задачи для растущего военного потенциала НАТО. Однако и на этот раз идеологическое высокомерие оказывается выше разума.

www.peacekeeper.ru


Версия для печати