Какие вызовы стоят перед политикой в сфере религий
Какие вызовы стоят перед политикой в сфере религий
19.10.2016 / Аналитика
Версия для печати

Экс-глава Росатома и бывший российский премьер Сергей Кириенко назначен первым замруководителя администрации президента России (АП РФ), и сменит ушедшего в Госдуму Вячеслава Володина. Таким образом, формирование межнациональной и межрелигиозной политики в России доверено человеку, которого раньше знали только как «чистого» технократа – экономиста, типичного «эффективного менеджера». Но выбор президента Владимира Путина в пользу Кириенко сделан не просто так. В деловом портфеле Кириенко есть, в частности, инновационные проекты в области религии.

В 2000–2005 годах на посту полпреда президента России в Приволжском федеральном округе (ПФО) Кириенко курировал проект под рабочим названием «Русский ислам». Авторы проекта политтехнологи Петр Щедровицкий и Сергей Градировский тогда поделили Россию на два условных полюса: православный европейский и мусульманский азиатский. Мусульманский полюс с эпицентром в ПФО виделся политтехнологам из полпредства как «новая опорная точка России». «Пространство с ключевым каркасом городов-миллионников: Нижний Новгород, Казань, Пермь, Уфа, Самара, Саратов, Челябинск, Екатеринбург, Волгоград, – излагал суть проекта Градировский. – Плюс Оренбург и Астрахань, наши каспийские и среднеазиатские ворота. Эти города вырабатывают и ключевой промышленный, и ключевой когнитивный продукты, они же абсорбируют в основном все человеческие, товарные и финансовые потоки». В стремительно усиливавшемся тогда в Поволжье исламском факторе авторы «Русского ислама» видели свежую инновационную струю. «Русскость стала настолько слабой закваской, что стала нуждаться в ряде других идентификационных подпорок. Все это проявление цивилизационной усталости, исторической дряхлости», – говорится в статье Градировского, опубликованной на мусульманском сайте «Ансар.ру». Автор статьи делал вывод, что православный «московско-питерский» полюс как раз впал в «усталость» и «дряхлость», а «все интересное, наиболее значимое для будущего России будет происходить» в условно мусульманском «пространстве с ключевым каркасом» – то есть в Приволжском федеральном округе. Шеф Градировского Сергей Кириенко тогда особо выделял ислам из других традиционных религий России. «На Западе, рассуждая о проблемах мусульман, говорят: «Они».

А мы говорим: «Мы». В этом ключевое отличие. Для них мусульмане – это приехавшие к ним люди, которых можно лишить вида на жительство, депортировать… А у нас нельзя», -сказал Кириенко в интервью «Известиям» в 2002 году. В том же интервью экс-премьер  призвал поддерживать россиян – выпускников саудовских исламских вузов, «владеющих ораторским искусством, умеющих работать со средствами массовой информации, все умеющих».

Этими «все умеющими» мусульманами с саудовскими дипломами Кириенко хотел заместить старые мусульманские кадры: «У многих мулл уже преклонный возраст или недостаток образования».

Слова Кириенко не расходились с делами. При нем в Нижнем Новгороде открыли Исламский институт имени Хусаина Фаизханова, ректором которого стал нынешний заместитель главы Совета муфтиев России Дамир Мухетдинов. При содействии полпреда Мухетдинов также открыл в Нижнем мусульманское издательство «Медина». Через «Медину» и исламский институт шла популяризация зарубежных течений ислама, которые должны были «освежить» «одряхлевший» традиционный ислам Поволжья. Кириенко при этом отмечал, что его задача как представителя президента – поддержка традиционного ислама в России, а не его замена зарубежными аналогами. Одной из главных задач проекта было расширение применения в мечетях ПФО русского языка в ущерб традиционному для этого региона татарскому богослужебному языку. Эта практика была шагом навстречу выходцам с Северного Кавказа и мигрантам из Средней Азии, чье число в ПФО в начале «тучных» нулевых увеличилось в разы. «Русификация» мечетей ПФО косвенно привела к притоку в ислам этнически славянского населения. Издательство «Медина» было в июне 2016 года ликвидировано по суду за грубые нарушения законодательства и миллионные задолженности перед государством и частными лицами. Институт имени Фаизханова также неоднократно уличался Минюстом России в нарушениях российских законов.

В 2000–2001 годах замом Кириенко в Поволжье был Владимир Зорин, позже – министр РФ по делам национальной политики. Как сказал Зорин в интервью «НГР», с точки зрения межнациональных и межрелигиозных отношений Поволжье было одним из самых сложных и проблемных регионов России, уступая в этом плане только Северному Кавказу. «Поликонфессиональный и многонациональный регион требовал особых методов работы, – говорит Зорин. – В начале нулевых над многими зданиями в Татарстане и Башкирии висели только флаги этих республик, российского триколора не было. Сергей Владиленович привел ситуацию в порядок. Его стиль – сочетание переговорного процесса, административных решений и вникания в происходящую ситуацию. Многие существующие модели этнополитики государства, взаимоотношений с исламскими организациями были опробованы впервые Сергеем Кириенко в ПФО. Например, полпред Кириенко первым поднял в России проблему исламского образования и подготовки духовенства. Многие упрекают Кириенко за то, что он слишком привечал обучение российских мусульман за рубежом, что потом привело к росту ваххабизма в Поволжье. Я не согласен с этим. Надо понимать: в то время в Поволжье был сильнейший кадровый голод в плане мусульманского духовенства. За 70 лет   государственного атеизма мусульманские богословские традиции Поволжья и Урала были утеряны. Советские исламские вузы, бухарское медресе «Мир Араб» и Ташкентский исламский институт, после 1991 года оказались за границей». Владимир Зорин считает, что главная задача Кириенко на новом посту – формулировка ответа на глобальные вызовы: «Наши «партнеры» сегодня пытаются вновь осложнить межнациональные отношения в РФ, используя религиозный фактор для ослабления консолидации общества в России. Эти условия, плюс международный терроризм, требуют новых подходов и методов работы. Сергей Кириенко умеет работать с институтами гражданского общества и с научными кругами».

Востоковед Алексей Малашенко, эксперт Московского центра Карнеги, сказал «НГР», что Сергей Кириенко, будучи человеком умеренно либеральных взглядов, не будет выступать с еще более консервативными инициативами. «Будучи либералом, он не будет проявлять инициативу в усилении национального или религиозного фактора в регионах России, но и не будет особо противодействовать. Важно и то, какая будет у Кириенко команда. Если при нем останутся нынешние кадры из АП РФ, то одно, если придут новые люди – то будет другое». Проектов вроде «Русского ислама», как считает Малашенко, от нового шефа управления внутренней политики ожидать не стоит. «Интерес к подобным разработкам у него, думаю, останется. Но если снова разбираться и копаться во всем этом, то можно наломать дров. Ситуация в исламском поле в России сильно изменилась. Давний поволжский соратник Кириенко Дамир Мухетдинов известен сейчас, скажем так, не совсем конформистскими взглядами. Чтобы снова эту тему «копать», нужно время. Будет ли у Кириенко время?»

Существуют предположения, что в плане религиозной ситуации на Северном Кавказе Кириенко будет следовать модели, отработанной его предшественником Вячеславом Володиным. Вопросы оперативного управления останутся в руках местных властей и силовиков, как и было раньше. Сам Кириенко, будучи экономистом-управленцем, скорее всего сосредоточится на социально-экономическом развитии Северного Кавказа. Взаимодействовать он будет не с отдельными представителями политических и религиозных сил, а напрямую с руководителями субъектов Северного Кавказа, как это делал Володин.  Но, как говорят стороны, озвучивающие, это возможны и другие варианты.

Артур Приймак, Независимая газета


Версия для печати