Идет война кавказская
15.01.2015 / Как это было
Версия для печати
В ночь на 22 июня, в 63-ю годовщину начала Великой Отечественной войны, боевики захватили два из четырех городов Ингушетии – Назрань и Карабулак. Они разоружили блокпосты, сожгли здания МВД республики, Назрановского райотдела милиции и погранотряда, а также склады оружия и боеприпасов. После этого боевики стали выявлять и расстреливать местных руководителей. В результате ночной бойни одних только сотрудников правоохранительных органов было убито 47 человек. Потери среди мирных жителей еще никто не подсчитывал. Вчера днем Ингушетию посетил президент Владимир Путин. Ночной рейд боевиков по соседней с Чечней республике ставит под сомнение эффективность политики, проводимой им не только в Чечне, но и в целом на Северном Кавказе. Просто шли и кричали: "Аллаху акбар" По словам жителей Назрани, ставших невольными очевидцами ночных событий, боевики вошли в город с трех сторон: со стороны Карабулака, по улице Осканова, со стороны главного въезда в город с трассы Ростов–Баку и оттуда, где расположен центральный рынок города. Было около десяти часов вечера. – Отряд боевиков прошел в сторону здания МВД Ингушетии мимо ворот нашего дома,– рассказывает проживающая на улице Осканова Мадина Мартагова.– Мы слышали, как проехали какие-то машины и прошло много людей, слышали женские голоса. Несколько раз эти люди кричали: "Аллаху акбар!" Минут через 15-20 началась стрельба, и здание МВД загорелось. Здания республиканского МВД и Назрановского РОВД, которые находятся рядом, горели всю ночь. Огонь потушили к утру, когда боевики уже ушли. По словам жителей окрестных домов, вокруг МВД вчера утром лежали трупы. В основном это были ингушские милиционеры. В ночь нападения в МВД республики оказалось всего 15 сотрудников. В том числе и. о. министра Абукар Костоев и его заместитель. Они отстреливались до последнего патрона и погибли в бою. – Другой отряд боевиков в этот момент штурмовал здания горотдела внутренних дел на Московской улице и штаб погранотряда,– рассказывает жительница Назрани Марина.– На переезде у железнодорожного вокзала боевики подбили БТР и армейский грузовик, направлявшиеся на подмогу осажденным пограничникам. Ахмед Дацаев, живущий напротив штаба 137-го погранотряда, рассказал, что всю ночь наблюдал за боем. "В окнах нашего многоквартирного дома не осталось ни одного целого стекла,– сказал он.– Шальные пули залетали и в квартиры. Утром вокруг штаба лежал слой гильз. Около мельзавода, он рядом со штабом, до сих пор стоит подбитый БТР. А на перекрестке неподалеку лежали десятки трупов. Под утро, когда бой там закончился, какие-то люди в камуфляже, наверное боевики, обыскивали трупы, собирая у них документы". Пограничники, штаб которых сгорел от первого выстрела из гранатомета, продержались. "Потери у нас минимальные,– рассказал один из офицеров.– Один убитый и два раненых. Потом уже сообщили, что по дороге бандиты перехватили и расстреляли 'уазик', в котором наши офицеры пытались добраться до отряда. Говорят, что в нем погибли четверо, но эти данные еще надо проверить". Прокуратура погибла на зачистке Как свидетельствуют очевидцы, больше всего людей погибло не в ходе штурмов, а в результате зачисток, устроенных боевиками в Назрани. Например, на окраине Назрани, на круговом перекрестке федеральной трассы "Кавказ" и автодороги, ведущей в соседний поселок Экажево, бандиты выставили сразу несколько блокпостов, полностью заблокировав таким образом главную городскую транспортную развязку. Автомобили останавливали все без разбора и требовали у водителей документы. Вооруженных автоматами боевиков в масках интересовали не водительские права или техпаспорта, а служебные удостоверения проезжавших. Рабочих, коммерсантов или просто неработающих отпускали, а вот чиновников расстреливали на месте. На экажевском перекрестке были убиты начальник управления Федеральной почтовой службы Мухарбек Малсагов, директор назрановского кирпичного завода Башир Куриев, бывший глава миграционной службы Ингушетии Магомед Гиреев. Сотрудники правоохранительных органов приезжали в засаду сами: услышав выстрелы, они мчались разбираться, в чем дело, и сразу демонстрировали останавливавшим их бандитам свои удостоверения. При похожих обстоятельствах на повороте в Экажево были расстреляны прокурор города Назрани Мухарбек Бузартанов и прокурор Назрановского района Белан Озиев, погибли двое братьев-милиционеров Гурчиевых, а их отец, тоже сотрудник МВД, пропал без вести. Всего на экажевской развязке были обнаружены трупы 18 человек. Были жертвы в районе назрановского аэропорта – там погибли два зампрокурора города Адам Рапиев и Микаил Ветзижев. Пятым погибшим прокурорским работником стал следователь по особо важным делам Тимур Детагазов, дежуривший ночью в республиканской прокуратуре и отправившийся на выстрелы к назрановскому горотделу милиции. Служебное удостоверение следователя Детагазова вчера утром нашли в кармане одного из убитых боевиков – чеченца из Ачхой-Мартана Алхазура Салихова. Зачистки проводились не только на трассах, но и в самом городе. При этом бандиты говорили местным жителям, что пришли для того, чтобы отомстить за своих похищенных и убитых в ходе спецопераций в Ингушетии родственников. Правда, мстили они далеко не всем сотрудникам правоохранительных органов. Например, рассказывают, что бандиты просто разоружили и отпустили захваченных ими на посту сотрудников ГАИ: мол, те не имели никакого отношения к похищениям людей. Гражданские потери неизвестны Примерно в четыре утра, когда силовики, до этого перебрасывавшие основные силы на защиту столицы Ингушетии Магаса и расположенной там резиденции Мурада Зязикова, решили наконец навести порядок в Назрани и Карабулаке (там разграбили и сожгли склады вооружений милиции), боевики, забрав большинство раненых и убитых, ушли в леса и горы. Их искали до позднего вечера. Разбившись на мелкие группы, боевики, скорее всего, уже перебрались через административную границу в Ачхой-Мартановский район. Собственно, оттуда и пришел их основной отряд, которым, по оперативным данным, командовал один из приближенных Шамиля Басаева ингуш Магомед Евлоев. Властям осталось подсчитывать потери от ночного рейда. Пока сведения предоставили только военные, пограничники и милиция: погибли 47 человек и получили ранения 50. Потери среди мирного населения точно неизвестны. "Тела разбросаны по всем улицам Назрани,– рассказали в республиканской прокуратуре.– Сообщения поступают в прокуратуру через каждые пять минут: там один труп, там три... А у нас просто не хватает следователей, чтобы съездить и описать каждое место преступления. Зачастую получается так, что первыми приезжают не работники прокуратуры, а родственники убитого и забирают тело, чтобы оно не разлагалось на жаре. Учитывая мусульманские обычаи, я не исключаю, что кого-то сразу похоронят. Поэтому говорить о количестве жертв сейчас невозможно – оно постоянно меняется. И только в большую сторону". Примерно такая же картина с ранеными. Жительница Назрани Зара Махмудова рассказывает, что, когда вместе с другими родственниками привезла в горбольницу раненного шальной пулей в плечо брата Руслана, там было не протолкнуться: пострадавших свозили со всей Назрани. Некоторым легко раненным врачи первую помощь оказывали прямо во дворе и просили их вернуться домой. "Там совсем рядом находится городской отдел внутренних дел, и там всю ночь шел ожесточенный бой",– рассказывает Зара. Террористов ждали до 20 июня – Первая информация о возможных терактах поступила в ФСБ 9 июня, и 12 июня федеральные силы, отрабатывая ее, уничтожили в Ингушетии группу боевиков Умарова,– рассказывает офицер отдела по связям с общественностью УФСБ Алексей Байгушкин.– Она действительно готовила крупные теракты. Впоследствии поступала информация о терактах в 20-х числах июня, но 20-е прошло, расслабились и, видимо, просто забыли про знаковую дату – 22 июня. Почему боевикам удалось провести столь масштабную акцию в Ингушетии, уже известно. Подготовка к ней, по оперативным данным, была проведена в конце прошлой недели в соседнем с Ингушетией Ачхой-Мартановском районе Чечни. Там боевики в течение двух дней занимали село за селом, а потом напали и на сам райцентр. Сожгли здания администрации и милиции. Обкатав вариант ночных рейдов у себя дома, боевики и отправились в соседнюю Ингушетию. Как установило следствие, боевики доехали до Назрани и Карабулака не единой колонной, а мелкими группами. По федеральной трассе "Кавказ" из Чечни приехала на нескольких легковушках, "Газелях" и "Урале" лишь небольшая часть бандитов – они везли оружие. Основные же силы нападавших к вечеру понедельника уже были рассредоточены по Назрани – бандиты маскировались под беженцев и просто приезжих. С начала второй чеченской кампании десятки боевиков перебрались в соседнюю Ингушетию, осев в лагерях беженцев. Именно там формировались отряды, которые потом совершали рейды в Чечню, возвращаясь обратно на отдых. После того как президентом Ингушетии стал Мурад Зязиков, лагеря начали сносить, вытесняя беженцев. Одновременно в республике начали проводиться спецоперации, в ходе которых ликвидировались на месте или исчезали в следственных изоляторах не только боевики, но даже заподозренные в связях с ними. Естественно, что при таком раскладе у боевиков, нелегально проживающих в Ингушетии, появилось немало добровольных помощников среди местных жителей. Именно они в первую очередь поддержали нападавших. Операция по захвату Ингушетии, как объяснил глава МВД России Рашид Нургалиев, началась одновременно на восьми стратегически важных объектах республики. Первыми шли легковушки. Боевики в камуфляже, масках и с автоматами наперевес работали "под спецназ", предъявляя на постах ГАИ при въезде в город удостоверения СОБРа и ОМОНа, очень похожие на настоящие. Гаишники, видимо, думали, что началась очередная операция по борьбе с "оборотнями в погонах", поэтому, как рассказывают очевидцы, добровольно сдавали оружие и ложились на капоты автомобилей. Боевики их не трогали – просто разоружали и отпускали, выставляя на постах ДПС группы карателей. Следом за легковушками через разоруженные посты в города прошли грузовики с оружием, а передовой отряд бандитского спецназа тем временем уже разоружал по стандартной схеме внутригородские посты ГАИ. Таким образом буквально за считанные минуты боевики установили полный контроль над транспортными магистралями Назрани и Карабулака, соединились со своими подельниками, поджидавшими их в городах, распределили оружие и начали штурм зданий, принадлежащих милиционерам и военным. Учитывая, что сосредоточенные в республике силы МВД, погранвойск, Минобороны и ФСБ не имеют между собой четкой координации действий, а телефонная связь (включая мобильную) была тут же нарушена, боевикам сразу удалось захватить стратегическую инициативу. Офицер из УФСБ Ингушетии признался, что "к тому времени, как была объявлена готовность номер один (то есть всех силовиков подняли по тревоге.), уже везде шла стрельба: небо было испещрено трассерами, по всему городу были видны вспышки взрывов". Через свои интернет-сайты боевики вчера заявили, что проведенная ими войсковая операция имела несколько целей. Во-первых, отомстить ингушским правоохранителям за "внесудебные расправы над мирными жителями", а во-вторых, показать всему миру, что чеченское сопротивление не сломлено. О нападении на Ингушетию в минувшее воскресенье предупреждал и президент Ичкерии Аслан Масхадов, заявивший, что боевики меняют тактику и от партизанских методов борьбы переходят к активным наступательным действиям. В Москве, Грозном и Магасе президента Масхадова не услышали, назвав его заявление очередным блефом. Между тем в ночь на вторник в Ингушетии была проведена именно широкомасштабная войсковая операция, а не партизанский рейд народных мстителей. При этом удар был нанесен не только по ингушскому народу, как заявил президент республики Зязиков, объявивший вчера трехдневный траур, а скорее по политике Кремля на Северном Кавказе. Именно поэтому разбираться с ситуацией в Ингушетию отправился сам президент Путин, для которого ночной рейд боевиков по соседней с Чечней республике наверняка стал еще и личным поражением. Осмотрев еще не расчищенные места боев в Назрани и выслушав отчеты силовиков, президент признал, что "федеральный центр недостаточно делает для того, чтобы защитить республику". По его словам, в ближайшее время в Назрань будет введен еще один полк внутренних войск. Кроме того, Владимир Путин сказал, что уже договорился с Михаилом Фрадковым о помощи семьям погибших и пострадавшим, а также о восстановлении в кратчайшие сроки "всего, что было повреждено". По поводу боевиков президент Путин сказал просто: "Искать всех, сколько потребуется времени, искать всех, пока не найдем". К слову, из 200 басаевцев, совершивших в 1995 году похожий рейд на Буденновск, удалось привлечь к ответственности только 20. Крупнейшие диверсионные акции за пределами Чечни 14 июня 1995 года отряд полевого командира Шамиля Басаева напал на город Буденновск Ставропольского края. В заложники были взяты более 1 тыс. местных жителей. В ходе боев погибли 129 человек, 415 буденновцев ранены. 19 июня боевики под прикрытием заложников ушли в Чечню. 9 января 1996 года боевики, возглавляемые Салманом Радуевым, напали на г. Кизляр (Дагестан) и взяли в заложники около 3 тыс. человек. В ходе нападения и последовавших боев в селении Первомайское, где бандиты держали оборону несколько дней, погибли 78 человек. Часть боевиков погибла, некоторым удалось скрыться. В ночь на 22 декабря 1997 года 100 боевиков ворвались в Буйнакск (Дагестан), вывели из строя электроподстанции и атаковали расположение танкового батальона мотострелковой бригады 58-й армии. На обратном пути в Чечню боевики напали на военный городок 136-й мотострелковой бригады. Один военный и двое мирных жителей убиты, 13 человек ранены. 7 августа 1999 года на территорию Ботлихского района Дагестана из Чечни вторглись более 400 боевиков под командованием Шамиля Басаева и Хаттаба. Бои продолжались до 26 августа, когда премьер-министр РФ Владимир Путин сообщил об успешном завершении операции. По информации МВД, потери составили 73 человека убитыми, 259 ранеными. 5 сентября 1999 года около 2 тыс. боевиков под командованием тех же Шамиля Басаева и Хаттаба вновь перешли чечено-дагестанскую границу и заняли господствующие высоты и села в Новолакском районе Дагестана. В зону боевых действий были переброшены воинские части и бронетехника. 15 сентября министр обороны Игорь Сергеев доложил Владимиру Путину, что территория Дагестана полностью освобождена от террористов. 26 сентября 2002 года боевики отряда Руслана Гелаева напали на ингушское село Галашки. В продолжавшихся двое суток боях с подразделениями 58-й армии и МВД Ингушетии погибли 14 военнослужащих, сбит вертолет Ми-24. Боевики рассеяны по горам и уничтожены. 23 октября 2002 года в Москве около 40 боевиков во главе с Мовсаром Бараевым захватили в заложники более 900 зрителей и актеров мюзикла "Норд-Ост". Боевиками убиты два заложника. При штурме 26 октября боевики уничтожены, 127 заложников умерли от отравления газом, использованным спецслужбами. В ночь на 15 декабря 2003 года отряд Руслана Гелаева численностью 40 человек совершил налет на селения Цунтинского района Дагестана, погибли 12 пограничников. В ходе боев уничтожены 29 боевиков, включая Руслана Гелаева, 4 погибли под лавинами, 8 задержаны и предстанут перед судом. За боевиков заплатят страховщики Пострадавшие сотрудники МВД и ФСБ, а также семьи погибших по закону "Об обязательном страховании жизни и здоровья военнослужащих" получат страховые выплаты. Страховщик сотрудников МВД в этом году – "Росгосстрах", ФСБ – Военно-страховая компания (ВСК). Согласно закону, размер страховой суммы рассчитывается из оклада денежного содержания сотрудника. По закону в случае получения легкой травмы пострадавшему полагается пять окладов денежного содержания, тяжелой – десять, при получении инвалидности 3-й группы – 25, 2-й группы – 50, 1-й группы – 75. В случае смерти члены семьи погибшего получают по 25 окладов денежного содержания каждый. Как рассказал сотрудник пресс-службы "Росгосстраха" Андрей Бирюков, "обязанность по сбору документов к выплате лежит на кадровых и финансовых службах МВД". По его словам, в настоящий момент "Росгосстрах" может оказать консультационные услуги пострадавшим и семьям погибших. "Наша основная работа начнется после получения соответствующих документов на выплату",– заявил он. В течение 15 дней после получения документов страховщик должен оформить выплаты – они поступят на лицевой счет пострадавшему или членам его семьи. "По этому виду страхования нет срока давности,– сказал господин Бирюков.– Пусть пострадавшие спокойно лечатся и приходят в себя, мы постфактум все оплатим". По словам же руководителя управления обязательного государственного страхования ВСК Николая Зубрицкого, в компании существует согласованный с министерствами упрощенный порядок сбора документов при таких трагических событиях. "Мы уже сегодня по факсимильной связи получаем документы из воинских частей и госпиталей и начнем выплаты в ближайшие дни",– заявил он вчера.

Версия для печати