КАРТ-БЛАНШ. Асад усомнился в единстве курдов
КАРТ-БЛАНШ. Асад усомнился в единстве курдов
16.10.2016 / В мире
Версия для печати

В последнее время в российских СМИ активно обсуждался вопрос о возможном налаживании контактов лидеров сирийских курдов с центральными властями Сирии и более тесном взаимодействии между ними в борьбе с радикальными исламистскими группировками типа «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры» (запрещены в России).

Обозреватели полагали, что такой союз мог бы значительно снизить порог общей конфронтации в стране и создать более благоприятные условия для прекращения огня хотя бы на отдельных участках сирийских фронтов. Ведь на всем протяжении почти шестилетней гражданской войны в Сирии курды придерживались позиции нейтралитета по отношению к Дамаску и отрядам вооруженной оппозиции и лишь защищали районы своего компактного проживания в основном от вторжений боевиков-исламистов. В силу своей толерантности курды рассматривались в роли посредников между враждующими группировками сирийских арабов алавитского и суннитского толка.

Однако 14 октября в «Комсомольской правде» было опубликовано интервью с президентом Сирии Башаром Асадом, в котором он недвусмысленно дал понять, что он не считает курдов единой политической силой и выступает категорически против статуса какой-либо их автономии. Якобы, по его словам, «большинство курдов не просят автономию, только часть из них». Асад сослался также на то, что нынешняя Конституция Сирийской Арабской Республики не предусматривает принципа федерализации государства или создания автономных районов. И если вносить соответствующие поправки в Конституцию, то это можно сделать лишь по итогам всеобщего народного референдума. То есть курды должны убедить подавляющее большинство сирийцев в том, что в Основном законе страны нужно разрешить федерализацию (автономизацию) страны.

Понятно, что в условиях распада страны на ряд враждебных анклавов и продолжающихся ожесточенных боев сделать этого курдам не представляется возможным. В качестве дополнительного аргумента против требований курдов президент сообщил, что на севере Сирии проживают не только курды, но и арабы, армяне, чеченцы, турки, другие этносы. Более того, по его данным, большую часть населения на севере Сирии составляют арабы.

Действительно, за десятки лет правления националистического баасистского режима в Дамаске курды подверглись значительной ассимиляции. Политика массовых депортаций, насильственных переселений курдов из приграничных с Турцией районов, создание вдоль границ так называемого зеленого пояса из переселенцев-арабов, лишение гражданства сотен тысяч курдов, репрессии и дискриминация по этническим признакам, запреты курдских общественных и политических организаций, обучения, общения и СМИ на курдском языке и т.п. – все это внесло свои существенные коррективы в тысячелетний ареал расселения курдов. Чисто курдских районов в Сирии осталось не так много, по преимуществу курды проживают вдоль сирийско-турецкой границы совместно с другими этническими группами. Сохраняются курдские общины в Дамаске, Алеппо, других крупных городах.

Как известно, с 2012 года правительственные войска и чиновники вынуждены были добровольно покинуть районы страны с преимущественно курдским населением, чтобы сосредоточиться на защите Дамаска и алавитских районов. Никакой финансовой, материальной и военной помощи в годы войны центральное правительство курдам не оказывало. Тем не менее они смогли в сравнительно короткое время создать органы самоуправления, отряды самообороны и успешно отразили все нападения радикальных исламистов. Западная коалиция под эгидой США поставила курдам небольшие партии стрелкового оружия и боеприпасов, поддержала их с воздуха ракетно-бомбовыми ударами. Определенную помощь оказали и курды-добровольцы из Турции, Ирака и Ирана. Правительство Иракского Курдистана смогло договориться с Анкарой и перебросило в район города Кобани через турецкую территорию несколько бригад пешмерга с тяжелым вооружением и боевой техникой.

Мировое сообщество признало большую роль и значение курдов в борьбе с силами международного терроризма. Поэтому провозглашение в январе 2014 года в трех районах (кантонах) на севере Сирии автономного региона – Рожава (Западный Курдистан) – стало объективной реальностью. Курдские лидеры заявили, что в региональных органах власти и отрядах самообороны пропорционально участвуют все этнические и религиозные группы населения Рожавы, что курды не являются националистами или сепаратистами и готовы сотрудничать с любыми центральными властями в Дамаске при условии признания законных прав и свобод курдов и соответствующих гарантий им в новой Конституции страны. Однако ни представители внешней и внутренней оппозиции, ни правительство Башара Асада не откликнулись на предложения курдов к диалогу и налаживанию отношений.

Последнее интервью президента Асада подтверждает, что в Дамаске по-прежнему преобладают националистические и шовинистические настроения по отношению к своему курдскому меньшинству. Курды все больше начинают понимать, что, кто бы ни пришел к власти в стране в результате гражданской войны, правительства арабского большинства будут относиться к курдам как к людям чуждой культуры, второго сорта и дискриминация их по этническому признаку продолжится. Поэтому завоеванные с оружием в руках в ожесточенных боях с радикальными исламистами свои права и свободы курды сдавать не собираются. Дальнейшее игнорирование интересов курдов лидерами арабского большинства в Дамаске и попытки разговаривать с ними с позиции силы, по сути, выталкивают курдов из политического процесса и вынуждают их к обособлению. Не случайно уже в ноябре 2016 года планируется принять Конституцию Рожавы и закрепить законодательно на региональном уровне автономный статус региона из де-факто в де-юре.

Станислав Иванов – ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук, Независимая газета


Версия для печати